Официальный фонд Г.С. Альтшуллера

English Deutsch Français Español
Главная страница
Карта сайта
Новости ТРИЗ
E-Книга
Термины
Работы
- ТРИЗ
- РТВ
- Регистр идей фантастики
- Школьникам, учителям, родителям
- ТРТЛ
- О качестве и технике работы
- Критика
Форум
Библиография
- Альтшуллер
- Журавлева
Биография
- Хронология событий
- Интервью
- Переписка
- А/б рассказы
- Аудио
- Видео
- Фото
Правообладатели
Опросы
Поставьте ссылку
World

распечатать









   

2-ой Съезд Ассоциации ТРИЗ в г. Петрозаводске

© Альтшуллер Г.С., 1991
ПЕРВОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ Г.С. АЛЬТШУЛЛЕРА
(Стенограмма. Фрагмент. 10 июля 1991 г. Время 11ч. 50 мин.)

Продолжим? Скажите, пожалуйста, слышно там на галерке? (Слышно). Итак, продолжим.

И попытаемся немножко поговорить сегодня не только о прошлом и настоящем Ассоциации, но и постараемся проникнуть в будущее, в ближайшее будущее хотя бы.

История нашей Ассоциации мне кажется очень простой. Все вопросы решались по ходу дела, работало небольшое число людей, люди менялись.

Начало было слепым от начала до конца. Я думаю, об этом и не стоит говорить, потому что это не относится к каждому.

Я хочу сказать несколько слов о будущем нашей Ассоциации. Нет, все-таки, может, не обойтись без выводов из прошлого.

Качество обучения - вот что было и что остается главной задачей на сегодня и на вчера. Вчера, переходящее в сегодня.

Качество обучения. Мы когда-то нашли выход и довольно простой: обучаемому должна быть предоставлена доброкачественная литература. Семинар 71 года в Баку - были розданы, - книг тогда не существовало подходящих для раздачи, - был роздан один текст на машинописных листах - и все. И на таком материале надо было готовить квалифицированных преподавателей.

Семинар 81 года - мы раздавали книги, ряд печатных материалов машинописного типа с сотней наименований. И трудно сопоставлять с тем, что было в 71 году.

А сейчас!.. Cобственно говоря, любой семинар я воспринимаю, может быть, излишне эмоционально. Ну, собирается конференция, собирается съезд Ассоциации уже во второй раз. Я боюсь, когда ко мне подходят люди, потому что раньше подходили люди обычно с требованием: "Вы нас втянули в это дело, обеспечьте материалами. У нас никаких материалов. Сделайте копии таких-то книг". И прочее. Мы дошли до того, что сделали ксерокопии целых книг. Сейчас я второй день хожу здесь, ко мне подходят люди, они спрашивают: "А нам нужно 70 книг для такого-то семинара, выньте да положьте".  Сейчас требование коренным образом изменилось. Преподаватель может быть хорошим, может быть плохим, но если он не сильно мешает учащимся, то они с помощью книг, печатных материалов могут, в общем-то, получить очень немало.

Ключ к проблеме обучения сводился - простите меня, если я немного огрубляю, - сводился к тому, чтобы иметь комплекс книг, комплекс учебно-методических пособий, комплекс наглядных пособий, и тогда, если преподаватель где-то недоработал, где-то недотягивал, за него срабатывали книги. А за преподавателем оставалась творческая работа с учащимися, со слушателями. Работа тонкая - учет всех индивидуальных нюансов. И все-таки, пройдет еще два года, в 93, когда мы соберемся здесь, я надеюсь, можно будет сказать, что набор книг, который у нас есть, начинает превращаться в продуманную систему, готовую к самовнедрению.

За преподавателем останется совсем уже тонкая работа, ювелирная работа - грани характера оттачивать со слушателями. Но я с ужасом констатирую, что неугомонная Ассоциация на этом не остановится. Будет отличная система преподавания, она уже будет наверняка, это уже вопрос, даже не вопрос времени, это вопрос одного-двух лет еще максимум. И тогда я услышу другие просьбы, предложения. Я их слышу уже сейчас, сейчас они звучат не подавляюще. "Подумаешь, - скажут нам новаторы через два года, - готовить слушателей каждый умеет, надо только побольше манипулировать книгами, а читать он будет; и тогда [...] система будет самообслуживать слушателя".

Надо учить. Надо готовить не пользователей ТРИЗ, надо готовить исследователей ТРИЗ. Вот наше "мрачное" будущее. "Мрачное" будущее потому, что широкая проблема подготовки исследователей качественно отличается от проблемы подготовки преподавателей. Вот вчера или позавчера обсуждался состав Совета. И я не смог доказать, что нужно именно расширять состав Совета, расширять значительно. Почему надо расширять? Меняется, коренным образом, принципиально меняется основная деятельность Ассоциации, где вектор будет не тот и не то направление абсолютно. Мы должны научиться готовить исследователей, разработчиков.

"Как научиться изобретать?" - так называлась первая моя книга. "Как стать изобретателем?" называется последняя книга, которую я читал на эту тему, Саламатова. Сколько лет прошло, Саламатова прочел с удовольствием, все нормально, все как бы и наглядно, там и плакаты использованы, и учебное пособие - ну, словом, книга хорошая, по любому предмету, с какой стороны не подходи. Но…

У нас нет ни одной книги (кроме как у Злотина, и про нее ничего сказать не могу пока) "Как стать исследователем?", "Как стать открывателем?"  Вопрос стоит так: через года два, в крайнем случае через 4 года, пользуясь единицей измерения 2 года - от съезда до съезда, сможем ли мы за такой короткий срок подготовить открывателей, которые сумеют сделать первые робкие открытия? Это в десятки раз труднее, чем сделать изобретение. Жена мне сказала: "Открытия, это они сделают, но они тебя в гроб вгонят - это значительно раньше". Я ответил ей в испанском стиле: "Ну, а что же делать?"

Нужно разрабатывать, нужно преподавать, нужно применять несуществующую пока теорию решения открывательских задач.

Нет, кое-что есть. Но это еще ниже уровня, если сравнивать с ТРИЗ 61, 69 года. На таких позициях мы стоим в области открытий.

Можно еще подходить к проблеме немножко с другой стороны, не так жестко. Я пропускаю цепь рассуждения, но получается примерно такой вывод.

Вот ТРИЗ, допустим ТРИЗ и все относящееся к чистой ТРИЗ, - это первый ярус, первый этаж нашей сферы деятельности. Продукция здесь - делание изобретения.

Выше - второй этаж, второй ярус. Делание изобретений в разных областях, не только в технике. Допустим, придумана и развивается теория составления сказок то есть [...]
 
Тогда я задам вопрос: "А что будет на третьем ярусе?"

(Ответы из зала.)

Это ясно уже со второго яруса, что общая теория творчества может включать и изобретения, технические идеи, и изобретения, балетные изобретения, всякие, любые новации. Но это, ясно, уже будет во втором ярусе.

А я спросил другое, я спросил: а что будет в третьем ярусе?

Что-то кто-то сказал, или мне показалось? (С места: "Динамизация!")

Если бы это было просто. Да, конечно, потом будет динамизация, будет использование других приемов внедрения, но внедрение есть дело, кровь, плоть первого, второго этажа.

А что будет на третьем этаже?

(Полисистема.) Мудрые слова.

(ТРИЗ исчезнет.) Исчезнет или не исчезнет ТРИЗ - совершенно безразлично для уровня второго этажа. Я усиленно работаю над собой, чтобы не считать, отбить охоту считать ТРИЗ несущественным, исчезнувшим, ненужным после появления второго яруса проблем, задач второго яруса.

В этой связи я задавал вопрос более скромный и тихий: что можно считать третьим ярусом, если на первом ярусе одна ТРИЗ - техническая, на втором - творчество в любых областях?

(Разговоры с залом). В этом что-то есть. Я скажу Вам честно: я продумал три месяца над этой штукой, и, честно скажу, то, что я придумал, никак я не могу ни понять, ни объяснить.

Второй ярус (много) и первый ярус (один) - они очень разные и очень похожие, веревочкой одной связаны эти два яруса.

Один - много, а дальше не получается ничего: чрезвычайно много... много. Тут другие ходы оказываются возможны. Это трудная и сложная проблема, если бы у нас хватило пороху на три дня сейчас посидеть с утра до вечера над этой проблемой, то мы были бы на всю оставшуюся жизнь заражены духом исследования. Причем, на мой взгляд, самого актуального исследования для ТРИЗ.

Потом я заметил другую вещь: резко увеличивается агрессивность идей, формул, структур третьего яруса. Они начинают ... ... перебивать вкус к техническому творчеству, к любому специальному творчеству.

Я даже понял, почему Зломанов так неотторжим от философии. Единственный вывод, к которому я пока пришел, заключается в том, что нужно быть готовыми к крутому повороту в Ассоциации, в смысле кадров. Может, я ошибаюсь, но вот, когда я узнаю, что на нашем съезде нет нескольких человек, - я не буду называть фамилии, не хочу обижать зря, - начинаю понимать, думать, или мне начинает казаться, что люди не все выдерживают крутые повороты. В общем, мы знаем: не все выдерживают крутой вираж.

Чтобы окончательно правильно оценить ситуацию, следует привести один конкретный пример. Мне дали почитать книгу, которая проскользнула мимо меня: Дейли Хантер "Мои ученики работают на компьютерах". Эта книга большей частью - не вся, но большей частью - из опыта, накопленного американцами по ликвидации компьютерной безграмотности и обучению пользованию ЭВМ. Книга примечательна, повторяю, во многих отношениях. Она великолепно написана, нам бы иметь такую книгу по ТРИЗ было бы очень хорошо.

Но вот что делает автор: на 25 занятий дается четкий план каждого занятия - цели при подготовке учащихся, оборудование для проведения занятия, определяется форма организации учебной деятельности - готовая разработка 25-ти учебных часов. Они относятся к информатике, не к ТРИЗ, но никто не мешает нам использовать эту форму.

А 26-е занятие называется "Компьютер в научной фантастике". И резко отличается от благопристойных предыдущих 25-ти занятий.

Предварительная подготовка учащихся - предварительной подготовки не требуется, оборудование - ну это совсем не трудно: экземпляр рассказа Азимова "Ощущение мощи" для каждого учащегося. То есть в основу занятия положен рассказ "Ощущение мощи". Кстати, этот рассказ был опубликован в 62-м году в 6-м номере альманаха "Искатель" в русском переводе, только назывался он "Чувство силы".

Что же это за рассказ? Далекое будущее, может быть, 21-й век, может, 22-й, может, 23-й век, - все заставлено компьютерами, все делается компьютерами, а на долю человека не остается почти ничего. То есть то, что происходит сегодня, только усиленно. И вдруг находится дядечка один, который расчеты может делать на бумаге. Паника в правительстве, паника в военных кругах, потому что три генерала объяснили это так: "Заменить разбитого человека значительно легче, чем заменить разбитую машину, компьютеры. Эта идея имеет перспективу, но мы не верим в нее". Вот позиция военных ...

Устроили испытания, и человек, используя четыре действия арифметики, забытые прочно, начинает работать не хуже, ну, во всяком случае, на уровне компьютера. Герой знает таблицу умножения - знание таблицы и дает герою рассказа чувство силы, чувство мощи собственного ума.

Вот рассказ - и тут же задание. Учащиеся обсуждают вопрос: по мере того как совершенствуются компьютеры, возрастает или убывает мощь человеческого разума? Вот уровень обсуждения.

Сегодня среда, значит, еще есть четверг, пятница, суббота. Есть время. Тем более, завтра намечается время для праздников, гуляний - Кижи, Кивач. Я предлагаю эту задачу попробовать с позиции ТРИЗ, пробовать должны, естественно, все желающие. Прочитайте, да и читать не надо, я рассказал Вам достаточно подробно рассказ Азимова, прочитал задачу один к одному, не упустив ни одной запятой. "По мере того как совершенствуются компьютеры, - запишите, вдруг кому-то захочется решить задачу, - возрастает или убывает мощь человеческого разума?" Вот суметь это объяснить, суметь это ясно объяснить слушателям преподавателю ТРИЗ на нынешнем этапе или на завтрашнем этапе. Вот Вам второй вопрос.

На этом Хантер ставит точку, а мы можем пойти дальше. В исследовательской работе есть и свои прелести, главная прелесть - это неожиданность. Очень интересный прием использован в этом рассказе. Сначала что-то обесценивается. Ну, я сейчас по-другому объясню. Представьте себе, что на курсах по развитию фантастики, фантазирования, воображения предложено упражнение: дайте сюжет рассказа, идею, фабулу рассказа о том, как будет выглядеть музыка, место, которое она будет занимать через 200 лет? Человеческий вектор тянет к привычному ответу: скрипки научатся больше скрипеть, каждый инструмент будет работать лучше и все. Азимов использует очень простой и эффективный прием, как бы стандарт для этого класса задач. Мы не знаем, какая будет музыка через 200 лет, но мы можем предполагать, что ее не будет вообще. А величие человека 21 века будет состоять во вновь изобретении музыки. […] хитрость этого приема, красота его. Я не знаю, что такое будет "туру-туру-туру-там", но я могу сказать, что "туру-туру-туру-тама" не будет, а что способствует, что может привести к образованию "туру-туру-туру-тама"?

Ясно, что такой прием можно применить многократно. Азимов использовал арифметику, вернее математику, математики не было - математика вновь стала.

Рассказ с музыкой написал другой человек, Ллойд Бигл-младший, рассказ называется "Музыкодел", опубликован в сборнике "Музы в век звездолетов", издательство "Мир", Москва, 69-й год. По существу, та же самая технология, что еще можно предложить подобное? Математику использовал Азимов, Ллойд Бигл-младший использовал музыку, почти по той же структурной формуле, по этой технологии производства. А еще?

(Из зала выступление.)

Вы нормально мыслите. Вот у Вас остается три дня, давайте сделаем одну работу к завтрашнему.

Возьмите лист бумаги и ничего не пишите сегодня. Попробуйте завтра во время экскурсии или послезавтра, попробуйте найти примеры, которые будут посильнее, не хуже, чем у Ллойд Бигл-млалшего (он ведь младший только!) и у Азимова. И если кому-то эта задача покажется слишком простенькой, вернемся к первой задаче: по мере того как совершенствуются компьютеры, возрастает или убывает мощь человеческого разума? Первая задача Хантера. Вторая задача: даны два рассказа, в которых использован стандарт, стандартная схема преобразования.

Нужно придумать одну, две, три фабулы не хуже, а лучше, используя ту же механику. И, наконец, если кто-то быстро отщелкает эти рассказы, эти задачи, можно использовать время более рационально после этого. Если мы нашли прием, один прием для делания фантастических рассказов, для решения фантастических задач, то почему не допустить, что существуют другие приемы, другие комплексы приемов, используемые в других рассказах. Может, я мало привел примеров? Вот еще пример: Ллойд Бигл-младший "Какая прелестная школа", рассказ опубликован в 10-м томе двадцатипятитомника "Антология", изд. "Молодая гвардия", Москва, 67 год. Ну, Вы, наверное, понимаете, о чем идет речь? Прошло 200 лет, о школах забыли, о таких школах, которые мы помним, представляем. Введено и считается нормой телевизионное обучение: все ученики сидят по домам и смотрят телевизор. Без серьезной обратной связи, стараются, кто как может. Однако фабула развивается, Вы понимаете, что там у них или у нас происходит через два века. Очень похоже на сюжет Бигла "Музыкодел": выродилась музыка, музыки нет, оркестров нет, композиторов не существует, есть только коммерческая, "коммерсис", коммерческая музыка для рекламы, продолжительностью 20 сек., 30 сек. произведение. За 20 секунд нельзя ничего сыграть впечатляющего. И вот маленький человек в "Музыкодел", работающий в кабачке, вновь изобретает музыку - великую музыку Баха, Шумана, Бетховена. Музыка вновь, постепенно, через огромную борьбу, войны, постепенно к нам приходит в прежних границах, которые мы знаем, может быть, сейчас. Гарантированная, хорошая фабула.

Ллойд Бигл-младший "Какая прелестная школа": учитель, который преподавал в обычной школе, сохранившейся на Марсе, случайно попал в земные условия, создает новое образование, новую систему образования, которая для нас сейчас привычна.

Итак, три задачи на один завтрашний день. Послезавтра попрошу тех, кто решится, вернуть мне листы бумаги. Ответ не должен быть длинным, подробным - гениальная мысль проста. Пример: "А все-таки она вертится!" Вот так и вы.

Я это делаю не для того, чтобы испортить Вам завтрашний свободный день, а затем, чтобы мы успели еще поговорить немножко, уже не на совсем пустом месте. И вот еще почему. Начинается новый этап в деятельности ТРИЗ. В деятельности Ассоциации и в развитии системы ТРИЗ.

Чем должна в основном заниматься Ассоциация? Я думал, прикидывал разные подходы, формулировки, искал подходящую форму. Кажется, что нет никаких противоречий. Но коллектив наш, сидящих в этом зале, - этот коллектив не коллективный. Я что-нибудь неправильно сказал? У нас коллектив не очень коллективный. Слышно, что я, простите, говорю? Ну на первом и должно быть слышно, а дальше, "Во глубине сибирских руд", слышно? А то я буду громче говорить.

Нужна такая тема, нужно такое направление деятельности Ассоциации, которое позволит нам перейти и перенести все то, что накопила ТРИЗ, ТРТЛ на новые рубежи. Прорвана одна линия обороны противника - нашего незнания природы. Все то, что сохранилось после этой битвы, надо перетащить подальше вперед, пусть стоит там. Отряхнуть от пыли и готовиться к следующему прорыву.

Каждый раз, когда планируешь что-то как главный вид деятельности, я с огорчением натыкался - иногда через семь дней, иногда через десять дней - на неразрешимые противоречия. Ну вот противоречие: должен быть информационный фонд (ИФ) и не должен быть ИФ. Должен быть ИФ, потому что без ИФ очень трудно, если не сказать невозможно, строить новую теорию или вести поиски на неисследованных пространствах, теоретических. И не должно быть никакой информационной базы, потому что ее нет, во-первых, а во-вторых, потребуется много времени и сил на ее составление. И вот я бы хотел поразмышлять. Рассуждая наедине с самим собой, я подбираю более правильную терминологию. Скажем, нужна халтура, так как халтура обеспечивает быстрое продвижение. И не нужна халтура, потому что она обеспечивает быстрое продвижение - к чему? - к халтуре. Я не буду Вам описывать это время поисков. Как сформулирую идею и слова найду подходящие, с которыми можно выйти на заседание Совета, а может быть, и на съезд, тогда и представлю результаты размышлений. И все-таки, мне кажется, мне удалось найти, придумать деятельность, которая позволяет без противоречий определить основную линию. Я сейчас расскажу ее, но прошу Вас не делать поспешных выводов, не пожимать плечами, хотя бы первые десять минут.

Хорошая идея должна быть новая и не новая. Хороший ИФ должен быть и должен не быть. У нас есть такой фонд, который есть и не использован на одну сотую. Я имею в виду фонд материалов Петрозаводских встреч. Ведь в Петрозаводске сегодня проходит не первая встреча. Первая встреча была в 80-м году, вторая - в 82-м, потом в 85-м году, потом в 87-году, в 89-м, и в 91-м году. Шесть, если я не сбился со счета, шесть встреч, и каждая из них была эпохальна для ТРИЗ. Но хочу напомнить один момент: в 82-м году против ТРИЗ, против разработчиков ТРИЗ выступила "Комсомольская правда". Вы знаете эту старую историю: появился материал, фельетон, так скажем, в "Комсомольской правде", и подписали его заведующие отделами, значит, противник серьезный, от нас могло ничего не остаться. 82-й год еще время, когда вполне в духе были такие расправы, и то, что мы устояли, то, что мы смогли противостоять этому натиску, этому сильно помог семинар 82-го года.

Итак, что предлагается? Предлагается совместная работа, которая должна дать такую продукцию: сборник или два сборника, это трудно сказать объем окончательно, надо решить. Один очень толстый сборник или два нормальных сборника по истории, по развитию ТРИЗ на протяжении 10-ти лет и далее. Должна быть книжка, которая состоит из следующих разделов: вступление, пояснение - и зачем это нужно, и как этим пользоваться, а потом годы, семинары - встречи 80-го, 82-го и так далее, плюс последняя глава, которая кончает книгу, так что книга заканчивается не на 91-м году, а на будущем. Прогноз, любые виды прогноза, относящиеся к семинару, который будет лет через десять. Такую книгу не может написать один человек, это скорее альманах по природе, чем сборник. И это творческая работа, потому что цепь этих анализов, рассказов, после прохождения семинаров, должна вывести на понимание, появление новых путей для развития ТРИЗ. То есть речь идет не о том, чтобы дать парадный выпуск, юбилейный выпуск сборника, нет, это форма, подготовка такого сборника должна стать школой литературной работы, а с другой стороны, рабочим инструментом для прогнозирования будущего ТРИЗ. Потому что еще не известно, какие закономерности нам удастся установить, когда все это будет смонтировано полностью. Эта книга станет рабочим инструментом для прогнозирования ТРИЗ.

Форма работы должна отличаться максимальным привлечением всех участников Ассоциации, всех членов Ассоциации. Ну, если к нам захочет присоединиться не член Ассоциации, например Президент Горбачев, против него тоже никто возражать не будет.

Итак, книга, отличающаяся тем, что для выявления новых, установления новых закономерностей развития ТРИЗ или прогнозирования дальнейшего развития ТРИЗ исследуются, описываются, собираются, компонуются шесть разделов, теперь семь – прошло 7 семинаров.

Семь разделов книги - что надо писать про каждый раздел? Это 50-60, может, 70 страниц машинописного или даже типографского шрифта. Объем довольно значительный на каждый раздел. Каждый раздел будет включать вступительную статью, на одну четверть, на одну пятую примерно общего объема, дающую общую характеристику развития ТРИЗ или состояния ТРИЗ на этот период. А потом может идти материал, интересные задачи, так или иначе связанные с прошедшим семинаром, полемические статьи из прошлого, любой материал, не ограниченнный тематикой, конечно, желательна некоторая привязка, но в принципе никаких ограничений не хотелось бы ставить. Семь векторов–направлений. Общее редактирование, общее руководство будет осуществлять Селюцкий, потому что он гарантирует выход книги или книг.

А само написание. Я прикидывал для одного раздела, что получается: реально для  раздела - один-два человека и человек 10-15-20, привлеченнных к работе. Тогда, может быть, пропуск в этот самый альманах дарит только сама работа. Пять строчек уже хорошо, 50 строчек еще лучше […]. Есть семинары, на которых я не был, мне трудно предложить что-то такое, прямо относящееся к этому семинару, но если бы я предлагал, я бы нашел какие-то общие закономерности. То есть само издание сборника, процесс подготовки рукописи мыслится как школа литературная с уклоном в ТРИЗ - материалов, комплекс материалов по истории развития ТРИЗ, и все это входит в рамки на будущее. Вот такой проект. Он не единственный. Я успел додумать еще, ну не додумать, а успел немножко поразмышлять о другом проекте, я ношу его в кармане. Я хотел бы услышать какие-то вопросы по этому проекту. Смысл тот, что имеются коллективные формы работы […].

Друзья, я знаю заранее, что не будет высокого качества всех разделов и каждой страницы. Этого и не требуется. Должно быть приемлемое качество хотя бы части разделов. Потому что после этого проекта мы осуществим другой проект - также связанный с литературой. Вопросы по этому проекту у вас есть? (Вопросы-Ответы.)

(Конец кассеты.)

Добро, об этом мы поговорили. Вы думаете сегодня, вы об этом думаете завтра. И послезавтра мы обсуждаем. Только не подходите ко мне с дилетантской точкой зрения: я не участвую в этом проекте, поэтому не хочу и думать. Можно участвовать и не участвовать в дальнейшем, допуская любое отношение к нему. Давайте умные идеи, умные, даже если не вы будете их исполнять. Пожалуйста, кто хочет взять на себя тяжелую функцию редактора разделов: 80, 82, 85, 89, ну и так далее до 91? Есть проекты и другие. Наличие проектов будет отличать деятельность Ассоциации в следующее десятилетие. От этого нам не уйти.

То, что ТРИЗ позволяет объединять разных людей на одной проблеме, наличие того общего, что дает им сама ТРИЗ - наше преимущество. Если существуют другие какие-то направления (столько разделов сборника), если у вас ценные мысли появятся внутри разделов, если вы захотите принять непосредственное участие, то напишите об этом. Нужно будет больше людей для этой работы. Эта работа должна быть коллективной школой, научно-методической школой.

У нас очень много материалов по каждому семинару. Есть стенограммы нескольких семинаров, фотографии и пленки. В общем, у нас много-много всякой информации во всяком виде. Так что отбор информации не должен занимать особо много времени. В общем, было бы хорошо за 3-4 месяца сделать эту работу так, чтобы ее можно было сдать в издательство или можно было бы вести разговоры с издательством. Или кто-то мог бы прислать постоянно или на время свои материалы по тому или иному семинару, ради бога,  независимо от того, будете ли вы и дальше участвовать в этом деле или нет. Не бойтесь и не опасайтесь критических замечаний, которые могут появиться. Ведь мы единомышленники, во-вторых, ведь работа требуется иная. Ну, небольшая доза мордобоя - она полезна при коллективной работе. Вот доклад и устные размышления. Если этого мало, я расскажу еще один проект, но, надеюсь, что с точки зрения психологии мне нельзя перебивать одну мысль другой.

("Нормально", - из зала.)

Нормально? Итак, еще раз: есть ли у Вас какие-то вопросы и по проекту, и по архивным моментам, которые затрагивали в разговоре? Кого что беспокоит?

(Вопросы из зала.)

Что можете, то и сделайте за эти 3 недели. Работа захватывающая, я из-за нее не успел подготовить "Справку". Когда я начал копаться по поводу семинаров в старых материалах, я подумал [...] короче я убил уйму времени на ознакомление с интереснейшим материалом о семинарах. Кстати, интересны и бытовые стороны, культурные стороны, аспекты - все, что угодно, сама форма не мешает, не ставит лишних каких-то барьеров.

(Вопросы из зала: "Какие материалы давать?")

Прежний вопрос напрямую: "Как вы считаете, как вообще проект должен быть осуществлен - независимо от того, удастся ли быстро найти его исполнителей или не удастся?"

(Из зала: "Сам по себе проект необходим". Ответы на вопросы из зала.)

Ну, в самом деле, ни я, ни другой кто-нибудь из Совета, мы не владеем истиной в последней инстанции.

Что может сделать плохого Совет и другие с материалами: они могут только недооценить их.

А если что-нибудь непонятно им самим, или автор настаивает, ну, 4 мнения по одному вопросу. /Вопрос из зала./

Мы теряем очень много времени, а выигрыш, наверное, не большой...

Еще вопросы?

Мы должны уйти от интересной, но бессистемной и неполной кучи книг и пособий - к системе пособий. Даже не знаю, как сказать: нет такого ни в одном виде деятельности. В общем, наработок очень много, поэтому литературная сторона должна быть очень важной и в этом первом проекте, головном.

Если возникли предложения по изменению самого проекта, дополнению его и т.д., пожалуйста... коль далее мы вернемся к обсуждению и тогда доработаем их. Вопросы есть?

(Есть предложения, плохо слышно, идет разговор.)

С той точки зрения, что мало ... Кто был лично на поединке Айвенго?

(Смех в зале.)

Вальтер Скотт не был, но описал это гиблое место, дай бог описать каждому.

(Оживлен зал.)

Мы сегодня плохо работаем.

(Идет разговор с залом.)

Вообще, тишь да гладь не должна быть на семинаре. Не должно быть этого и в сборнике.

(Злотин: "Я хотел бы вот такие мысли подчеркнуть. Сравнительно недавно, классики квантовой физики 50-х годов спохватились, что уже никого не осталось почти из тех, кто разрабатывал физику. Но тем не менее. И все они на магнитофон начали записывать все, что помнят. Мы спохватываемся раньше. Естественно, в Петрозаводский сборник войдет не очень много.)


Товарищи, если кто-то захочет потом использовать найденные формулы или по-другому выпустить целую серию - ради бога. (Вопрос из зала о другом проекте.) Если бы не прошел этот проект, я бы рассказал про следующий.

(Оживление в зале.)

А так я вам дал интересные задачи по РТВ. Именно та информация о проекте.

(Напоминание о задачах к пятнице.)

Вот то, что я сказал - работа, коллективная работа, совместная работа. [...] на мой взгляд, она является пока первой коллективной работой по обучению, по воспитанию новых исследователей. Мы сейчас даем семинары, связанные с заданием по истории развития ТРИЗ. Прошло семь семинаров. Но на этих семинарах нельзя подготовить исследователей […].


Текст подготовлен Овсянниковым Николаем Николаевичем.
Многоточия в тексте означают провалы звука в фонограмме.