Официальный фонд Г.С. Альтшуллера

English Deutsch Français Español
Главная страница
Карта сайта
Новости ТРИЗ
E-Книга
Термины
Работы
- ТРИЗ
- РТВ
- Регистр идей фантастики
- Школьникам, учителям, родителям
- ТРТЛ
- О качестве и технике работы
- Критика
Форум
Библиография
- Альтшуллер
- Журавлева
Биография
- Хронология событий
- Интервью
- Переписка
- А/б рассказы
- Аудио
- Видео
- Фото
Правообладатели
Опросы
Поставьте ссылку
World

распечатать







   

© Альтшуллер Г.С., 1975
ШАХМАТЫ И АРИЗ

На втором курсе АзОИИТ проведено занятие, на котором рассмотрена аналогия между изобретательским творчеством и шахматным творчеством. Цель занятия состояла в том, чтобы еще раз сопоставить образ мышления, развиваемый в процессе обучения АРИЗ, с тем, что принято считать талантливым мышлением.

Шахматная игра представляет собой модель деятельности, причем такой деятельности, о результатах которой можно четко судить. Это очень важно, поскольку во многих других видах деятельности нет абсолютных критериев для оценки: трудно сказать, что такое "хорошо" и что такое "плохо", что такое "талантливо" и что такое "бездарно". В шахматах же есть четкое деление по уровням мастерства, таланта.

Из обширной шахматной литературы для занятия была выбрана статья гроссмейстера Ю. Авербаха "Эмоции шахмат", опубликованная в журнале "Знание - сила" N 10 - 72 г. В этой статье рассказано о редком эксперименте, в ходе которого одна и та же задача решалась тремя шахматистами - третьеразрядником, перворазрядником и гроссмейстером. Задача простая и доступна практически всем слушателям. На занятие была принесена доска и четыре фигуры. Преподаватель читал статью и комментировал ее, а позиции воспроизводились на доске.

Комментарий к игре N 1 (третьеразрядник). Это метод проб и ошибок, причем в худшем виде: пробы не самые удачные. Белым нужно ДОГНАТЬ конем пешку - и вот следует ход конем на g6. А почему не f7? Ведь у коня две возможности, а замечена только одна. Почему? Здесь явная психологическая инерция. Нужно догнать пешку, ПРИБЛИЗИТЬСЯ к пешке - и конь идет на g6, т.е. как можно БЛИЖЕ к пешке. Ход на f7 уводит коня вбок, в сторону, а ведь надо догонять пешку...

Обходной путь может оказаться более эффективным, но шахматист N 1 даже не обращает внимания на возможность движения вбок. Надо ДОГОНЯТЬ - и в поле зрения попадает только один ход, приближающий коня к пешке. Полная аналогия с поведением курицы, стремящейся достать пищу сквозь сетку и не догадывающейся пойти в обход ("Алгоритм изобретения", 1973, стр. 128).

Так решает задачу неопытный изобретатель. Делает ход напрямик, затем несколько проб... и все, руки опустились: "Задача не решается".

Комментарий к игре шахматиста N 2 (перворазрядник). Здесь тоже перебор вариантов. И тоже сначала идут варианты "напрашивающиеся". Но перебирается МНОГО вариантов. В этой задаче - ВСЕ варианты. Естественно, в итоге - правильное решение. Ну, а если бы задача была посложнее? Если бы количество вариантов было в 10 или 100 раз больше? Тогда пришлось бы какие-то варианты не рассматривать. Может быть, именно те варианты, которые вели к победе...

Обратите внимание: Ю. Авербах справедливо подчеркивает (стр. 46), что шахматисту N 2 был уже известен прием (конь с шахом может выиграть темп).

Тут полная аналогия с работой хорошего (сильного) изобретателя, действующего методом проб и ошибок: НАСТОЙЧИВЫЙ перебор большого числа вариантов плюс некоторый запас приемов (операций, действий). И еще, пожалуй, умение сразу переносить найденный прием на другие задачи (так? шахматист N 2 переносит идею "барьера").

2.

Комментарий к игре шахматиста N 3 (гроссмейстера). Рассуждения начинаются не с начала, а с чего-то вроде ИКР: надо задержать пешку конем, а для этого конь должен стоять на g3 или f2. Конь сразу ставится на нужное место: туда, где он создает "барьеры" черному королю. А далее очень простая оценка: черному королю надо сделать столько-то ходов, чтобы обойти "барьер", а белому королю надо сделать столько-то ходов, чтобы подтянуться к своему коню. Сравнение двух цифр и вывод: белый король успевает. Варианты (небольшое число) рассматриваются после этого рассуждения только для проверки.

Ю. Авербах, комментируя игру гроссмейстера, употребляет три термина: "опыт", "интуиция" и "позиции-маяки" (т.е. типовые операции или типовые приемы). Но где там интуиция?! Есть выработанное на опыте умение оперировать позициями-маяками. При решении ДАННОЙ задачи интуиция никак не проявляется; Ю. Авербах сказал о ней, поскольку так принято...

Шахматисты 1 и 2 работают перебором ХОДОВ. Шахматист 3 перебирает ПОЗИЦИИ ("позиции-маяки"). Разница огромная. Все равно, что строить дом из кирпичей и из панелей. Переход от операций с ходами к операциям с позициями намного сокращает перебор вариантов.

Допустим, гроссмейстер вместо ста ходов рассматривает 10 теоретических позиций (в данной задаче - всего 2 позиции). Возникает вопрос: а как он работает с этими позициями? Тоже перебирает подряд?

Возможно, что таинственная интуиция и есть правила работы с позициями. Если дальнейшее развитие теории приведет к открытию этих правил, появятся более крупные единицы оперирования, чем позиции (вместо панелей готовая квартира, которая краном сразу ставится на место). И тогда интуиция будет проявляться в том, КАК мы оперируем с этими сверхпозициями...

Заключительный комментарий. Шахматы - более ясная игра, чем изобретательство. В шахматах перворазрядник не осилит гроссмейстера. В изобретательстве "гроссмейстерская" задача решается несколькими поколениями третьеразрядников. И того третьеразрядника, который сделал последний ход, мы провозглашаем гроссмейстером...

Нетрудно заметить, что АРИЗ по образу мышления очень близок к стилю шахматиста 3.

Вот, например, задача об увеличении точности аналитических весов (задача 3 в брошюре Ю. Горина, стр. 39). Как мы ее теперь решаем? Мы отмечаем, что все исчерпывается двумя теоретическими позициями:

  П1       П1  

В1

 

В2

и

В1

 

В2

  П2       П2  

Гравитационное поле П1 неодинаково действует на В1 и В2. Чтобы компенсировать эту неодинаковость, надо ввести поле П2, а это можно сделать только двумя способами: поле П2 действует на оба вещества, поле П2 действует на одно вещество. Вместо рассмотрения множества "ходов" ("А если сделать так..."), мы рассматриваем только две позиции.

3.

Когда мы говорим, что АРИЗ уменьшает число вариантов, надо иметь в виду, что речь идет не о простом количественном уменьшении. Меняется содержание того, что мы называем "вариантом": аризные варианты - это "позиции", не "ходы" (панели, а не кирпичи).

В некоторых ранних работах по методике изобретательства из тактических соображений приходилось говорить, что АРИЗ учит начинающего изобретателя мыслить так, как мыслит опытный изобретатель. Действительно, в 40-е годы - на самых первых этапах работы - еще была надежда, что у опытного (талантливого) изобретателя какие-то особые механизмы мышления. Но очень скоро выяснилось, что талантливый изобретатель - это шахматист N 2. Настойчивость, цепкость... и все тот же метод проб и ошибок, все то же мышление перебором ходов. В сложной изобретательской игре не оказалось гроссмейстеров и, понятно, не оказалось гроссмейстерского мышления. Задача АРИЗ - дать такое (а в дальнейшем и более сложное) мышление.

Подобное занятие полезно провести и на первых курсах общественных институтов. Дальнейшее развитие аналогии между шахматной игрой и изобретательским мышлением НА РАЗНЫХ УРОВНЯХ может быть темой дипломных и исследовательских работ.

Г. Альтшуллер