Официальный фонд Г.С. Альтшуллера

English Deutsch Français Español
Главная страница
Карта сайта
Новости ТРИЗ
E-Книга
Термины
Работы
- ТРИЗ
- РТВ
- Регистр идей фантастики
- Школьникам, учителям, родителям
- ТРТЛ
- О качестве и технике работы
- Критика
Форум
Библиография
- Альтшуллер
- Журавлева
Биография
- Хронология событий
- Интервью
- Переписка
- А/б рассказы
- Аудио
- Видео
- Фото
Правообладатели
Опросы
Поставьте ссылку
World

распечатать







   

© Альтшуллер Г.С., Литературная газета, 29 октября 1966 №128
НАУКА ИЗОБРЕТАТЬ

У каждого изобретателя есть два секрета. Первый секрет заключается в сущности самого изобретения. Второй - в том, как оно было сделано. Когда изобретение осуществлено, первый секрет становится известным всем. Но второй - секрет творческого успеха-почти всегда остается нераскрытым.

Мореплаватели издавна наносят на карту открытые ими течения, мели и рифы. Карта помогает найти верный путь всякому, кто выходит в океан. Изобретатели не только не имели до недавнего времени подобной карты, но даже и не предполагали, что она может быть создана: через одни и те же ошибки проходил каждый начинающий изобретать.

Чтобы создать щелочной аккумулятор, Эдисон поставил 50 тысяч опытов! Наугад, без всякой системы. Собственно, система была: перебирай как можно больше вариантов, пока случайно не натолкнешься на то, что ищешь... Метод этот был изучен психологами еще в середине прошлого столетия и получил название метода "проб и ошибок". К сожалению, до сих пор он сплошь и рядом является основным в работе изобретателя.

Известный советский изобретатель Г. Бабат как-то сравнил поиски идеи с попытками подняться на вершину горы по самой неудобной дороге: "Бредешь, отыскивая воображаемую тропинку, попадаешь в тупик, приходишь к обрыву, снова возвращаешься. И когда, наконец, после стольких мучений доберешься до вершины и посмотришь вниз, то видишь, что шел глупо, бестолково, в то время как ровная широкая дорога была так близка и по ней так легко было взойти, если бы раньше ее знал".

Альпинистов учат выбирать наилучшую из возможных дорог, учат правильно преодолевать препятствия. Так почему бы не учить изобретателей искусству выбирать оптимальное, наиболее целесообразное направление поисков?

Нелегко проникнуть в глубины любого творческого процесса, нелегко разобраться в сложной и тонкой "технологии" изобретательства. Алексей Толстой в статье "О творчестве" писал: "Верю, когда-нибудь наука найдет формулы окисления мозговой коры, измерит вольтаж, возникающий между извилинами мозга, и творческое состояние в виде кривых, графиков и химических формул будет изучаться студентами медицинского факультета".

Это время еще не наступило. Но мы на пути к нему. Мы делаем первые шаги и отмечаем первые успехи. Уже отчетливо вырисовываются контуры методологии изобретательства - научной организации изобретательского труда, труда творческого, закономерности которого мы только начинаем познавать.

Методология изобретательства основывается на обобщении опыта изобретателей и на изучении объективных закономерностей развития техники. Анализ десятков тысяч изобретений и анкетный опрос изобретателей, работающих над самыми различными техническими проблемами, позволил выявить наиболее характерные черты их творческого процесса и наиболее эффективные методы решения тех или иных задач.

Методология дает изобретателю алгоритм, разбивающий процесс решения задачи на ряд последовательных шагов! Главная особенность алгоритма в том, что он заменяет сложное и потому трудное действие (нахождение готового решения) серией "частичных" действий, постепенно приближающих изобретателя к ответу.

"Сырая" задача подобна глыбе угля: можно сколько угодно суетиться вокруг такой глыбы - огня не будет. Алгоритм дробит глыбу: чем мельче уголь, тем легче его зажечь. На каком-то этапе дробления появляется даже возможность самовозгорания угля...

Однако алгоритм изобретения - это не программа для машины. Он рассчитан на человека и учитывает особенности мышления, особенности человеческой психики.

В автобиографических записках Л. Инфельда рассказывается о задаче, которую П. Капица предложил Л.Ландау и Л. Инфельду: "...собаке привязали к хвосту металлическую сковородку. Когда собака бежит, сковородка стукается о мостовую. Вопрос: с какой скоростью должна бежать собака, чтобы не слышать стука сковородки? Мы с Ландау долго размышляли, какое тут возможно решение. Наконец Капица сжалился над нами и дал ответ,- разумеется, очень смешной...". Ответ и в самом деле неожиданный: скорость равна нулю.

Что же затрудняет решение столь простой задачи?

Условия задачи говорят о скорости, а скорость в нашем представлении твердо связана с движением. Решая задачу, мы невольно рассматриваем варианты, подразумевающие наличие движения. Конечно, каждому известно, что скорость может быть в частности равна нулю. Но это "нетипично", и инерция связанных со словом представлений уводит мысль в сторону.

Семинары по методологии показали, что успешное решение изобретательских задач во многом определяется умением "расшатать" систему ставших привычными исходных представлений. Алгоритм позволяет осуществить это "расшатывание" наиболее эффективным образом.

Изобретательских задач бесчисленное множество. Но содержащиеся в них технические противоречия довольно часто повторяются. А коль скоро существуют типичные противоречия, то должны существовать и типичные приемы их устранения. Действительно, при статистическом исследовании изобретений обнаружено примерно четыре десятка наиболее эффективных приемов устранения технических противоречий.

Если эти приемы свести в единую таблицу, то такая таблица будет квинтэссенцией изобретательского опыта. При решении навой задачи мы сможем обращаться к этому опыту, использовать его. Таблица скажет, какие приемы успешнее всего применяются при устранении противоречий, более или менее похожих на противоречие, содержащееся в новой задаче.

Может возникнуть вполне резонный вопрос: так ли уж нужно всё это - таблицы, алгоритмы и пр. Ведь тот же Эдисон как-то "обходился" без них.

Посмотрим на дело технического изобретательства сегодняшними глазами...

Ежегодно в Государственный реестр изобретений СССР вносится около 12 тысяч изобретений. Каждое внедренное изобретение дает в среднем экономию в 33 тысячи рублей (по данным за 1964 год).

За 55 лет своей изобретательской деятельности Эдисон получил 1 100 патентов, то есть он делал в среднем по двадцать изобретений в год. Значит, чтобы получать по сорок тысяч изобретений в год (цифра эта продиктована требованиями современного уровня развития техники), нам уже сейчас нужен отряд изобретателей в две тысячи Эдисонов.

Если хотя бы приблизительно оценить имеющиеся в нашей стране изобретательские ресурсы, то окажется, что, кроме четырехмиллионной армии членов Всесоюзного общества рационализаторов и изобретателей (ВОИР), еще по крайней мере шесть миллионов инженерно-технических работников и квалифицированных рабочих способны в принципе стать изобретателями. Итак, с одной стороны, миллионы знающих, смекалистых людей, с другой - всего 12 тысяч изобретений.

Вполне понятно, что потенциальные изобретатели не станут сами по себе изобретателями в действительности. Изобретательскому искусству людей надо учить.

В Ташкенте, на Высших технических курсах, за два года с основами методологии изобретательства познакомились 600 человек. 160 слушателей подали заявки на изобретения, 83 уже имеют авторские свидетельства. Примерно такие же результаты получены на методологических семинарах в других городах.

Шесть лет назад экспертный совет Комитета по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР рассмотрел вопрос о методологии, признал целесообразность и актуальность изучения технологии творчества и рекомендовал Центральному совету ВОИР организовать группу, которая продолжала бы разработку методологии и направляла бы ее внедрение в производство. Однако группа не создана. Работа по усовершенствованию методологии изобретательства ведётся усилиями "неорганизованных" энтузиастов.

Естественно, энтузиазм можно только приветствовать, но в данном случае есть настоятельная необходимость вести работы в государственных масштабах с хорошо продуманной организационной базой.

Нельзя мириться с тем, что, имея огромные изобретательские ресурсы, имея методологию изобретательства, мы "получаем" всего 12 тысяч изобретений в год.

Нужны десятки тысяч изобретателей, владеющих эффективными методами решений изобретательских задач. Жизнь властно диктует: изобретательскому делу надо учить...

БАКУ
Г.АЛЬТШУЛЛЕР,
инженер.