Официальный фонд Г.С. Альтшуллера

English Deutsch Français Español
Главная страница
Карта сайта
Новости ТРИЗ
E-Книга
Термины
Работы
- ТРИЗ
- РТВ
- Регистр идей фантастики
- Школьникам, учителям, родителям
- ТРТЛ
- О качестве и технике работы
- Критика
Форум
Библиография
- Альтшуллер
- Журавлева
Биография
- Хронология событий
- Интервью
- Переписка
- А/б рассказы
- Аудио
- Видео
- Фото
Правообладатели
Опросы
Поставьте ссылку
World

распечатать







   
Регистр н/ф идей Фантастика Рассказы

Для преподавателей и разработчиков ТРИЗ

© Альтшуллер Г.С., 1978
ЭТЮДЫ О ФАНТАЗИИ

ЧТО ТАКОЕ ФАНТАЗИЯ?

Если обратиться к книгам, можно найти множество определений - см., например, "Психологию фантазии" И.М. Розета или "Чудо воображения" И.П. Короленко и Г.В. Фроловой. К сожалению, эти определения ничего не дают. Скажем, в словаре Даля фантазия характеризуется как "изобретательская сила ума", творческая сила художника, самобытная сила созидания. /Розет с. 18/. А что такое "изобретательская сила ума"? Видимо - фантазия... Психолог Л.В. Носова пишет, что творческое воображение отличается самостоятельным созданием новых образов, получающих свою реализацию в оригинальных и ценных продуктах творчества. /Розет с. 18/ Ладно, воображение - создание "оригинальных образов". А что такое "оригинальный образ"? Надо полагать, то, что содержит много фантазии... Получается: масло - когда продукт сильно маслянист, а маслянист он тогда, когде в нем много масла...  Есть и другие определения. Так, А. Нечаев говорит, что воображение "обозначает состояние сознания, аналогичное восприятию, но не соответствующее действующим раздражителям" /Розет с. 15/ Тебя поджаривают на костре, а ты отчетливо представляешь, что барахтаешься в снегу, - вот это и есть фантазия... Беда однако в том, что за редчайшими исключениями невозможно определить - что соответствует действию раздражителя, а что не соответствует. Два человека смотрят картину Пиросманишвили, как здорово, думает один, какой примитив, думает другой. У кого из них больше фантазии, если оченивать по А. Нечаеву?

Суждение о фантазии подобны суждениям о природе теплоты в конце 18 века. Теплота - это когда в теле много теплорода. А что такое теплород? Это такая невесомая, незримая, неосязаемая субстанция, которая является носителем тепла... Впрочем, в конце 18 века каждый мог легко определить температуру, а мы до сих пор не умеем определять "градусы фантазии".

Существует знаменитый тест Роршаха. Возьмем лист бумаги и посадим чернильную кляксу. Перегнем лист пополам так, чтобы линия сгиба прошла через кляксу. Получится симметричное чернильное пятно с причудливыми очертаниями. Надо посмотреть и сказать - на что похоже это пятно. Чем оригинальне - тем, считается, сильнее фантазия /подробнее смотри "Чудо воображения", с. 83/. Чистое шаманство.Человек просто не знает, чего от него хотят. А если знает, ничего не стоит получить высокие показатели.

Однажды в АзОИИТе ко мне подошел слушатель и протянул бумажку с чернильной кляксой: "На что это похоже?" Я сделал вид, что внимательно рассматриваю кляксу и сказал фразу, не имеющую никакого отношения к кляксе: "Это белый медведь, идущий в полдень по раскаленной пустыне. Он в тапочках, но они ему жмут." "Почему белый медведь в пустыне? - спросил ошарашенный слушатель. - Почему белый медведь, ведь клякса темно-синяя! ""Белый медведь, - нахально повторил я. - Он потемнел от загара. В пустыне сильное солнце". "А тапочки? - с отчаянием произнес слушатель. - Где вы увидели тапочки?!" Я наугад ткнул пальцем в кляксу: "Здесь". - "Но тут две сходящиеся линии"... - "Это две ноги в одной тапочке. Потому и жмут". Слушатель долго разглядывал кляксу, потом вздохнул и сказал: "У вас потрясающая фантазия... Я показывал эту кляксу нашим ребятам, они говорили банальные вещи: бабочка, дерево, куст"...

Нельзя построить научно-обоснованный курс развития воображения, не зная, что такое фантазия, как в промышленности нельзя построить сернокислотный завод, если не знаешь - что такое серная кислота.

Курс РТВ, который в 1971-75 гг. читался в АзОИИТ, основывался на многочисленных примерах: слушателям прежде всего давали много примеров сильной фантазии - из научно-фатастической литературы, из живописи, из изобретательского опыта и т.д. Точной формулировки не было, но обилие примеров создавало довольно ясное представление. Это позволяло потом подбирать и выполнять нужные упражнения: мы хотя бы в общих чертах знали, что мы хотим выработать.

К сожалению, эксперимент в АзОИИТ остался незавершенным. Не была закончена исследовательская работа, не было составлено учебное пособие. В других городах в учебные программы нередко включали курс РТВ, но условия для его реализации были хуже, чем в Баку, где занятия велись два года /два курса/, и где читался обширный /свыше 50 часов/ факультативный курс по НФЛ.

Не имея научно обоснованного курса РТВ, мы использовали в последние годы, пожалуй, единственно разумную практику: давали отдельные упражнения, а главное - втягивали слушателей в чтение НФЛ. Так или иначе, чтение НФЛ необходимо: НФЛ - "патентный фонд" фантастических идей, чтение НФЛ - хороший тренаж.

Теперь, когда устоялся основной курс ТРИЗ, есть возможность /и необходимость/ подумать о создании курса РТВ. Начинать надо со сбора примеров - нужны примеры проявления сильной фантазии. Как в ТРИЗ: нужно набрать примеры сильных изобретательских решений, тогда можно разобраться, в чем их сила.

Имея много примеров, мы можем сформулировать представление о фантазии. Появится основа для решения других вопросов: как развивать фантазию? какие методы хороши и почему? и т.п.

Итак, нужны примеры сильной фантазии в любой области. Для подбора примеров можно пользоваться любыми источниками - собственным опытом, литературой и т.д. В этой справке приведены два примера. Просьба - ищите и присылайте другие примеры. Сделаем несколько справок. Их можно будет по мере появления использовать на занятиях. Одновременно они будут основой для разработки научного курса РТВ.

1. ПОДВОДНОЕ ОЗЕРО

В 1951 году я решил взяться за какую-то очень большую и трудную изобретательскую задачу. Перебрав несколько задач, я почти сразу остановился на такой задаче: как без жесткого скафандра - с простым прибором - добраться до дна океана, т.е. до 10-11км. Эта задача казалась мне очень подходящей, ибо:

- она относилась к знакомой мне области, я мог думать над задачей не обращаясь к книгам,

- она считалась настолько неразрешимой, что ее даже не ставили, так что у меня было много времени для решения - никто не наступал на пятки,

- она была относительно трудна - поэтому привлекательна, заманчиво было доказать, что невозможное возможно, привлекали также размах и романтичность задачи.

Я начал думать. сразу же стало очевидным, что передо мной не задача, а проблема, т.е. множество вспомогательных задач. Некоторые задачи удалось решить легко.

Основная заповедь конструирования подводных дыхательных приборов /кроме жестких скафандров, в которых человек находится под нормальным давлением/ состоит в том, что давление вдыхаемого - выдыхаемого воздуха должно быть равно внешнему давлению: на глубина 10 метров давление одна избыточная атмосфера - таким должно быть и давление воздуха, которым дышит водолаз, на глубине 20 метров 2 избыточные атмосферы - соответственно, таким должно быть и давление газа в дыхательном приборе и т.д. Дыхательные мышцы очень слабы, миллиарды лет живые организмы дышали по принципу равенства давлений, эволюция не выработала сильных дыхательных мышц. Если наружное давление хотя бы на 0,1 атм. выше давления воздуха, идущего на дыхание, дышать не возможно, грудная клетка не сделает вдоха. Опуститесь на глубину в 1 м и попробуйте дышать через трубку - ничего не получится.

Технически очень нетрудно обеспечить требуемое равенство давления. Газ из баллона /где давление 200-300 атм/ поступает в резиновый дыхательный мешок - давление автоматически выравнивается. Или же дыхательный автомат сразу же редуцирует давление до величины, равной наружному давлению. Поэтому, видимо, никто не обращал внимания на принцип раввенства давления: его учитывали - и только. Мой дыхательный прибор должен был работать на дне океана - под давлением в 1000 атмосфер. Мне поневоле пришлось задуматься. Получилось что-то вроде оператора РВС: возьмем обычный прибор, увеличим давление в 1000 раз и посмотрим - что получится ...

При давлении в сотни атмосфер газ становится столь плотным, что начинает походить на жидкость. Дышать таким газом трудно из-за трения газа о стенки дыхательных путей. Дыхательные мышцы "не потянут "такой нагрузки. Решение задачи: нужно, чтобы давление газа было на вдохе чуть-чуть больше наружного, а на выдохе чуть-чуть ниже. Тогда газ сам пойдет /ИКР/, мышцы будут освобождены от непосильной работы, ее возьмет на себя механизм. Технически это осуществимо очень просто. Я набросал несколько схем, потом подумал, что самодеятельность ни к чему, надо взять литературу по искусственному дыханию, скажем, при реанимации. Если там есть такие приборы - все в порядке, если нет - пойдут мои схемы, будут авторские по реанимационной технике, благодарные покойники этого не забудут...

"Способ и устройство" можно использовать в обычных водолазных скафандрах. Если водолаз /в обычном скафандре с подачей сжатого воздуха по шлангу с поверхности/ опускается на глубину около 100 м, появляется эффект утомляемости /не только из-за увеличения плотности воздуха, но и по этой причине в частности/. Почему же не облегчить жизнь сегодняшним водолазам?..

Кстати сказать, придуманные "способ и устройство" до сих пор не запатентованы и не переизобретены. Водолазная техника очень консервативна /см. "Алгоритм изобретения" с. 62-63/ Кислород, азот, гелий, водород на любых глубинах остаются газами - у них очень низкие критические температуры, без охлаждения их никаким давлением не переведешь в жидкость. Однако, вдохнув, скажем, смесь кислорода и гелия, человек вдохнет ту же смесь, но с примесью нескольких процентов углекислого газа. А углекислый газ очень легко сжижается и даже превращается в твердую фазу. /Любопытно: истинные газы не называются газами, а углекислый газ, который при первой возможности перебегает в стан жидкости, нахально носит название "газа". К сожалению, так бывает не только с газами/. Критическое давление углекислого газа всего 73 атм. /что соответствует глубине в 730 метров/.

Сначала я думал только об обеспечении человека кислородом: все, связанное с углекислым газом, не попадало в поле зрения. Потом переключился на обдумывание "выдыхательной части" - и тут сразу замаячил новый факт: при погружении углекислый газ перестает быть газом.

Я испугался: поскольку тело человека находится под давлением, равным наружному, то конденсация углекислого газа должна произойти прямо в организме! Возник углекислый газ в тканях тела, в кровеносных сосудах - тут же выпал в виде снега... Снегопад внутри человека.

При быстром всплытии газы, растворенные в крови, выделяются в виде пузырьков. Это - давно известная кессонная болезнь. А тут - "снежная болезнь", в чем-то обратная кессонной: газы превращаются в снежинки... Ничего хорошего от этого быть не может. Получается, что сама природа поставила предел глубоководным погружениям человека.

Тут я вспомнил, что критическая температура для углекислого газа равна 31. Вздохнул с облегчением: в теле человека с гарантией выше 31 градуса. Углекислый газ внури организма останется углекислым газом, дыхательные процессы не нарушаться! Господь-бог очень разумно подобрал константы для веществ, из которых устроен мир...

И тут появилась следующая - уже совершенно очевидная - мысль: выдохнутая газовая смесь, содержащая несколько процентов углекислого газа, охладится /кругом сколько угодно холодной воды/, и углекислый газ превратиться в жидкую или твердую фазу. Смесь очистится, ее можно снова будет использовать для дыхания.

Дыхательный прибор, грубо говоря, состоит из двух подсистем: одна дает ксилород, другая убирает углекислый газ. В аквалангах только первая подсистема, выдыхаемый воздух выбрасывается /а в нем всего 4% углекислоты/, поэтому акваланги расчитаны на непродолжительную работу - быстро расходуют запас воздуха. В дыхательных приборах с замкнутым циклом выдыхаемый воздух идет в поглотительный патрон, наполненный зернами щелочи тетраокиси калия. Патроны тяжелы, громоздки, дороги, их работу трудно контролировать. А тут полная возможность удалять углекислый газ "без ничего", только за счет давления. Еще одна забота господа-бога об изобретателях глубоководных скафандров...

Кстати, в подводных лодках тех времен воздух очищали тоже химическим поглощением углекислого газа. Я отчетливо представил себе заявку на способ и устройство для очистки воздуха...

В воздухе внутри подводной лодки /или в подкостюмном пространстве скафандра/ могут быть и другие вредные газы /аммиак, сероводород/. Но они тоже легко сжижаются под давлением. Размышляя об этом, я отчетливо представил себе критическую глубину, разную для каждого газа. Выше этой глубины пузырек газа остается пузырьком и всплывает, а ниже - превращается в капельку жидкости и тонет. Впрочем, иногда не тонет - если плотность образовавшейся жидкости ниже единицы. Всплывает и снова превращается в пузырек.

При критическом давлении и критической температуре у большинства сжиженых газов очень невысокая плотность. Это меня огорчило, мне хотелось, чтобы была четкая картина: ниже критической глубины существуют только капельки, которые тонут, выше критической глубины существуют только пузырьки, которые всплывают. А картина получилась не такая красивая: всплывают и пузырьки, и капельки. За редким исключением. Например, у ксенона критическая плотность более единицы: капельки будут тонуть.

Тут я вспомнил, что вода - самая несжимаемая из жидкостей, это одна из ее аномалий. Значит, если возникшую капельку опустить еще ниже /до второй критической глубины/, плотность капельки станет больше единицы - капелька все-таки потонет... Это мне очень понравилось. Бесплатный подарок: вместо одной критической глубины - две /иногда совпадающие/. А главное - открытое явление распространяется не только на газы /их мало/, но и на жидкости. Берем какой-нибудь спирт или эфир, на поверхности он плавает, но если поместить его ниже критической глубины /второй/ он утонет. Впрочем, для спирта на земле не хватит глубины в океане /а на других планетах?/ А вот с нефтью другая картина, есть сорта нефти по плотности близкие к единице. Чуть-чуть опустишь и утонут.

На суше множество свободных выходов нефти. Почему бы таким выходам не быть на дне океана? Нефть выходит и образует что-то вроде подводного озера. Если подтолкнуть такое озеро, поднять его до критической глубины, нефть сама пойдет наверх.

Тот же ксенон: он выделяется из трещин земной коры. Почему бы ему не выделяться и на дне океана? Критическая глубина для ксенона всего 500 метров. Интересно - озеро ксенона на дне океана. Может быть, какие-то озера неустойчивы и от подземных толчков иногда всплывают?

Я на некоторое время забыл о скафандтре. Очень уж интересны были мысленные эксперименты с газами и жидкостями. Было приятно сознавать, что чисто мысленным путем открыты /предсказаны/ критические глубины. Из открытия вытекали разные технические следствия - об этом тоже интересно было думать.

Несколько лет спустя я попытался оформить заявку на изобретения, поскольку тогда открытия не регестрировались. Заявки даже не были приняты к рассмотрению: о каком способе добычи нефти /или хранения/ могла идти речь, если большие глубины считались недосягаемыми?! Я подумал: зачем 20 лет спорить с экспертизой, если можно закрепить приоритет, изложив все это в фантастическом рассказе?

Написал рассказ "Подводное озеро", опубликованный в журнале "Техника молодежи" 8/59. Художественный уровень рассказа нулевой, меня заботило только изложение сути открытого явления. В книги я этот рассказ не включал.

Недавно я встретил гипотезу о Бермудском треугольнике, основанную на сходном явлении. Как сообщали летчики, попавшие в "бермудскую заварушку", они теряли ориентировку из-за того, что "исчезала поверхность океана". Согласно гипотезе, "исчезновение поверхности" происходит вследствие бурного выделения газов, океан как бы "круто вскипает". А откуда могут взяться нужные для этого газы? И гипотеза туманно говорила о скоплении газа на дне и выбросе...

Итак, перед нами довольно подробный протокол творческого процесса. Где и как проявилась фантазия?

Поскольку пока мы не знаем, что такое фантазия, будем говорить предположительно. Мне кажется, что фантазия работала все время, но с разной интенсивностью.

1. При постановке задачи. Нужно было серьезно взяться за чисто фантастическую задачу. Это невозможно без преодоления чисто психологического барьера. После "пика" эта фантазия /назовем ее ПЕРВЫМ ВИДОМ/ тоже должна была присутствовать, во всяком случае не исчезать полностью, чтобы поддерживать усилия, не давая остановиться перед трудностями.

2. Требовалось все время ставить мысленые эксперименты, представляя СУЩЕСТВУЮЩИЕ: подумал о кислородном баллоне - и представил его. Это фантазия ВТОРОГО ВИДА. Психологи часто отождествляют ее с фантазией вообще. Но фантазия ворого вида примитивна. Может быть, для психологов она и интересна. Для нас, мне кажется, она интереса не представляет: ей все обладают в достаточной мере, ее не надо вырабатывать.

3. Требовалось представлять НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЕ /фантазия ТРЕТЬЕГО ВИДА/: берем какую-то подсистему скафандра и резко меняем внешние условия - давление увеличивается в 10 - 100 - 1000 раз... Смотрим, что меняется во взятой подсистеме. Эта фантазия сортом повыше предыдущей. Похоже, что такая фантазия вырабатывается на занятиях по методу Арнольда. Или при тренировке с оператором РВС.

4. "Снегопад в организме". ЧЕТВЕРТЫЙ ВИД фантазии. Можно было бы просто отметить, что в организме будет происходить процесс конденсации углекислоты. Но сработала фантазия, давшая ЯРКИЙ ОБРАЗ. Хитрость здесь, мне кажется, именно в обеспечении яркости, точность не имеет особого значения /снегопада ведь нет, ничего не падает, речь идет просто о конденсации/. Деталь ярко освещена и преобрела неожиданный вид. К ней привлечено внимание, активизирована работа мысли именнно в этом направлении.

Этот вид фантазии типичен для поэзии. "Превращение привычного в непривычное", - так говорил Гордон, автор синектики. Точнее: превращение безразличного в волнующее.

Фанатзия четвертого вида явно отличается от двух первых видов. Видимо, отличается и от фантазии 3-го вида /если не по природе, то механизму/.

5. Снегопада в организме, оказывается, нет. Но яркий образ стоит перед глазами, заставляя искать - а где это есть? Если не внутри организма /там высокая температура/, то снаружи /там температура низкая/. Фантазия ПЯТОГО ВИДА. Или все та же фанатазия третьего вида: взяли картину, изменили условия, посмотрели - что-то получилось с картиной.

6. Пик" фантазии: от рассмотрения событий внутри организма и прибора приходим - выйдя за рамки задачи - к рассмотрению аналогичных явлений в природе. Обобщение. ШЕСТОЙ ВИД фантазии... или все тот же третий?

Еще один пик - в мысленную игру вовлечен другой физический параметр - сжимаемость жидкости... "газовое" явление рассматривается теперь как явление общее: для газов, для жидкости и даже твердых тел. Опять-таки обобщение. Или переход в надсистему.

Итак, шесть видов фантазии... Или ни одного? То, что мы считаем проявлением фантазии, подозрительно похоже на хорошо выполненную мыслительную операцию. Может быть, фантазия сама по себе не существует /как теплород/, а является только одним из показателей качества мышления? Как сила тока. Как температура тела. Или вязкость жидкости.

Или так: при плохо организованном мышлении фантазия существует, компенсируя "сбои" мышления /Кекуле увидел убезьян... и т.д./, а при хорошо организованном мышлении в фантазии нет необходимости, ибо она и есть "хорошесть" организации мышления?..

Как ни соблазнительно порассуждать на эту тему, не стоит спешить с гипотезами. Пока у нас только один случай. Надо накопить побольше такой информации.

2. ПРЕКРАСНОЕ ПЛАМЯ ОСЕНИ

В журнале "Техника-молодежи" 9/77 помещена статья В. Смирнова "Роль ботаники в физике высоких давлений". В этой статье рассказывается о том, как шведский изобретатель Б. Платен создал пресс для получения алмазов. В статье есть объяснения самого Платена - именно этим и интересна для нас статья.

Вот что говорит Платен: "Был прекрасный осенний день. Я только что поступил в университет города Лунда. Проходя мимо факультета ботаники, я увидел, что одна из стен здания покрыта виргийским плющом. Его листья были замечательного красного цвета. Каждая осень сопровождается переходом от зеленого к красному, и прохожие останавливаются от внезапного восторга при виде прекрасной игры цвета. Я был одним из этих прохожих и не мог себе представить, что позже это явление укажет мне путь к созданию установки, производящей алмазы"...

Какова же связь между восторженным восприятием красных листьев и созданием пресса?

Два года спустя знакомый ботаник так объяснил Платену происхождение красных листьев:

"Листья осенью становятся красными не потому, что они умирают, а потому, что они не хотят умирать. Мертвый лист отличается от живого тем, что некоторые вещества в нем разрушились, и такое разрушение должно произойти рано или поздно, до смерти листа или после нее. Листья выбирают первую возможность. Они предпочитают, чтобы эти вещества разрушались при их жизни, а не после того, как они умрут. Такое разрушение молекул, сопровождающееся изменением цвета, начинается осенью в живых еще листьях, и пока длится этот процесс, листья продолжают жить. Как бы устремляясь навстречу смерти, листья получают больше двух недель жизни и дарят нам прекрасное пламя осени".

Сейчас нам не важно - так ли на самом деле. Важно другое - как это воспринял Платен. Он понял это так: допустим, есть десять молекул, они могут все разрушать постепенно, но малекулы действуют иначе - две из них принимают на себя всю дозу разрушений, а остальные по-прежнему живут в полную силу.

Мысль ботаника, пишет Смирнов, запомнилась Платену. И когда в начале 1930 года физик Тандберг в разговоре с Платеном выразил сомнение в том, что сталь может выдержать давление, необходимое для синтеза алмазов, Платена осенило: "Внезапно я понял, каким образом принцип, продлевающий жизнь листьев, может быть применен и в установке для изготовления алмазов"...

Действие равно противодействию: рабочие части пресса, давящие на сжимаемое вещество, должны на что-то опираться. Это давление воспринимает кольцевая стальная станина пресса. На каждую частицу трубы действуют две силы: радиальная сжимающая и тангенциальная растягивающая. При этом наибольшие силы действуют на внутренние участки трубы. Платен решил зарание пойти навстречу разрушению металла. Он разделил станину на отдельные полосы, слои /кольцевые/. Внутренние слои разрезал /"умертвил"/, они стали воспринимать только сжимающие усилия. А наружные слои стали воспринимать только растягивающие усилия. Внутренние слои сделали из металла, хорошо работающего на сжатие, а наружные - из металла, хорошо работающего на растяжение: металлические секторы обмотали рояльными струнами...

Подробности в статье Смирнова. Нам интересно другое, работа фантазии. В этом эпизоде фантазия проявляется дважды. Сначала в том, что возникает ЯРКИЙ ОБРАЗ /фантазия четвертого вида/: листья идут навстречу смерти, часть молекул принимают на себя удар, разрушаясь, но продлевая жизнь другим молекулам. Яркий образ заставляет ЗАПОМНИТЬ ИНТЕРЕСНОЕ ЯВЛЕНИЕ - и это оказывается полезным при решении задачи. Затем фанатазия срабатывает при ОБОБЩЕНИИ ЯВЛЕНИЯ В ПРИНЦИП И ПЕРЕНОСЕ этого принципа в технику.

Смирнов, автор статьи, нисколько не сомневается, что здесь мы имеем проявление фантазии. Он пишет:" Казалось бы, никакой самый изворотливый и изощренный ум не в состоянии провести хотя бы отдаленную аналогию между нежными листьями плюща и могучими, тысячетонными пресами, между красками золотой осени и твердейшими алмазами. Но столь причудлива и прихотлива игра творческого воображения, что оно в состоянии установить глубокие, фундаментальные связи даже между такими далекими явлениями и процессами".../с.26/

Возьмем "Алгоритм изобретения". На с. 159 приведен пример на прием 22а /использовать вредные факторы, в частности вредное воздействие среды, для получения положительного эффекта/ - а.с.142511: конструкцию заранее ломают, чтобы сделать ее ломающейся /в этом месте/. На стр. 160 другой пример - а.с. 152428: зарание делают в земле трещины, чтобы потом не возникли трещины от мороза /там, где зарыт кабель/.

Кроме Платена над этой задачей и ей подобными думали и многие другие инженеры. Очень может быть, что кто-то из них шел от менее ярких образов - но фантазия вела не туда. В восторженных словах Смирнова о фантазии нет существенной оговорки: но так удачно она, проклятая, срабатывает один раз в ста или в тысяче случаев, а во всех других случаях тянет не туда. Мы забываем поражения фантазии и возвеличиваем редкие случаи ее побед. Так возникает миф о фантазии.

Платен пришел к решению задачи от яркого образа "пламенеющих листьев". Мог прийти к той же идее от другого образа. Есть, например, легенда об отце, который дал сыновьям ветки - они их легко сломали, тогда он сложил ветки в пучок и предложил их сломать - это не удалось, отец произнес соответствующую мораль о необходимости объединения, но вообще-то это тоже образ, ведущий к решению задачи о прессе... Пути к ответу - при работе без ТРИЗ - случайны и индивидуальны. Но сам ответ - объективен и закономерен. Разделить объект на части, каждую часть поставить в оптимальные условия - это закономерная линия развития ТС, приближающая их к идеальным системам.

Кстати, если в данном случае фантазия четвертого вида совпадает с типовым приемом 22-а, то в предыдущем эпизоде соответствовала приему 35-а /изменения агрегатного состояния/. Типовые приемы - "консервированная фантазия", забавно... /В решении задачи о прессе использован комплекс приемов. Но достаточно ухватиться за один из них, чтобы вытянуть весь комплекс./

Итак, мы еще раз встречаем три вида фантазии /из шести, отмеченных в первом эпизоде/. Здесь, во втором эпизоде, фантазия тоже играет роль компенсатора плохо организованного мышления. Человек не знает законов развития ТС, не знает типовых приемов. Он обращает внимание на яркий образ, возводит его в ранг принципа и применяет.

Неорганизованная мысль - как человек, спотыкающийся на каждом шагу. Если споткнувшийся человек поднимается - мы говорим: "Это - фантазия". А если просто идет человек и не спотыкается? Присутствует тогда фантазия или нет? Нужна она тогда или нет?

Когда я впервые прочитал статью Смирнова, сразу возникла идея фантастического рассказа. Перенесем все не в технику, а на человека. Допустим, создан способ увеличения сроков жизни: человеческий организм ведет себя подобно листу. Человек не чувствует наступления старости, собственно, старость исчезает: часть молекул гибнет, принимая на себя "удары времени", но организм в целом остается молодым... и только цвет кожи меняется - появляется "прекрасное пламя осени". Как бронзовый загар, но ярче и неизмеримо богаче оттенками.

Для литературы не имеет значения научная достоверность. Важны только две вещи: видимая, кажущаяся достоверность /она тут на все 100%/ и яркость образа, которая в данном случае достигает потрясающей силы. Человек с годами "пламенеет", становится красивее, прекраснее... Одна эта идея способна украсить фантастический роман, создавая неповторимый колорит описываемого мира, прекрасного и в чем-то трагического...

Между прочим, такой перенос - тоже фантазия пятого-шестого вида. Есть и соответствующий типовой прием /получение новой фантастической идеи переносом неживого мира в мир живой/. Итак, для исследования нужны десятки подобных эпизодов.

24.06.78 г.